Мадикен (madiken_old) wrote in alexandria_four,
Мадикен
madiken_old
alexandria_four

Category:

Эпизод 7. Дарли, девочка, искусство...

Мы, творческие люди, ждем радости компромисса, которое может дать искусство, пропуская сквозь себя все, что нас ранит и расстраивает в повседневной жизни.








Не считая морщинистой старой крестьянки, которая приезжает каждый день из деревни на своем муле, чтобы убhать дом, малышка и я совершенно одни. Она счастливая и живая среди этого незнакомого окружения. Я до сих пор не дал ей имя. Конечно, она будет Жюстин - кто же еще?
По мне, так я ни счастлив, ни несчастлив, парю как пушинка или перышко в мутной микстуре памяти. Я говорил о бесполезности искусства, но не прибавил ничего о его способности утешать. Утешение подобной работы в том, что я обманываю мозг и сердце - что только здесь, в забвении (в умолчаниях) художник или писатель может действительно переписать, переработать и показать свою важную сторону. Наши совместные поступки в реальности просто мешковина, укрывающая золотую парчу - вот смысл стереотипов. Мы, артисты, ждем радости компромисса, которое может дать искусство, пропуская сквозь себя все, что нас ранит и расстраивает в повседневной жизни. Идя этим путем, не прячась от судьбы, как попытались бы сделать обыкновенные люди, мы используем свой огромный потенциал - воображение. В противном случае, почему нам ранить друг друга? Нет, улучшение состояния, которого я добиваюсь, возможно произойдет, но не в том, что я увижу в светящихся, дружелюбных глазах Мелиссы или в угрюмом нахмуренном взгляде Жюстин. Мы все разошлись сейчас, каждый своей дорогой, но здесь, в этих первых важных фрагментах моей зрелости, я чувствую ограниченность своего искусства и безмерное желание усилить память о них. В мыслях я снова постигаю их, как если бы - за этим деревянным столом над морем под оливковым деревом, только здесь я могу украсить их как они того заслуживают. Итак рецепт этого писательства: взять что-то от живых объектов - их дыхание, кожу, голоса - сплести их в податливую ткань человеческой памяти. Я хочу, чтобы они жили опять в точке, где боль становится искусством... Возможно, это бесполезно, я не могу сказать. Но я должен попробовать.

Сегодня мы с малышкой закончили вместе очаг для дома, мы работали, тихо переговариваясь. Я раговариваю с ней как разговаривал, если бы был один, она отвечает на героическом языке своего собственного изобретения. Мы закопали кольца, которые Коэн привез Мелисе, в землю под очагом, следуя обычаем этого острова. Это принесет удачу обитателям дома.





Как только я увидела эту фотографию, я поняла, вот они: Дарли и малышка, которую он никак не решается назвать. На самом деле, это Лоуренс Даррелл, и его дочка Пенелопа. Фото из книги "Александрия. Город памяти" М.Хаага.
Только сейчас я поняла, почему героиню единственной детской сказки, которую написал Джеральд Даррелл, звали Пенелопа. Наверное, он думал о своей маленькой племяннице, когда писал свою историю о "Говорящем свертке". Хотя сказку он написал в 1974 году, и Пенелопе тогда было уже лет 30 :)


Этот отрывок дался мне с большим трудом. Но я потрясена мыслью о том, что не надо прятаться от боли и страха, нужно пережить их, и с помощью воображения превратить в искусство.
Буду рада исправлениям, потому что отрывок и правда сложный.

Tags: Л.Даррелл, мой перевод
Subscribe

  • Нессим (продолжение)

    Nessim was at odds with the city, but since his enormous fortune brought him daily into touch with the business men of the place they eased their…

  • (no subject)

    Of Justine who can pretend that she did not have her stupid side? The cult of pleasure, small vanities, concern for the good opinion of her…

  • Предрассветная молитва

    Бывают такие мгновения, которыми владеет писатель, не любовник, которые живут бесконечно. Он может возвращаться к ним снова и снова, раз за…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments